Велемур царапнул лапой землю. Под берёзами в том месте, где не было травы, земля была глинистой.

— Видишь, на какой почве выросла роща? Глина. Берёзы — деревья очень неприхотливые. Но долго березняк в лесу, как правило, не задерживается.

— Почему? Его что, рубят?

— Его вытесняют другие деревья. Я тебе уже сказал, что ёлки — извечные противники берёз. Представь: выгорел кусок леса. Образовалась прогалинка. На неё попадают солнечные лучи, и в светлом открытом месте быстро поселяются молодые берёзы. Семян прорастает много, поэтому сначала березняк очень густой. Потом сильные деревья вытесняют тех, что послабее. Берёзовая роща поднимается.

Под деревьями — много лисичек, подберёзовиков, белых грибов, ягод. И несколько маленьких ёлочек.

Кот посмотрел на Дуняшу. Было видно, что ей надоело просто так сидеть на месте.

— А давай поиграем? — предложил вдруг кот.

— Поиграем? Во что?

— Я буду берёзой, а ты — ёлочкой. Мы с тобой будем вместе изображать, как живут деревья.

— Давай! — с радостью согласилась Дуня.

Кот встал на задние лапы, а передние поднял вверх и немного развёл в стороны. — Вот, я — берёза. Я расту. Мне хорошо. Меня согревает солнце и поливают дожди. Осенью я сбрасываю листву, зимой вокруг меня лежат сугробы, а весной из почек появляются новые листья. Я — сильная берёза! Я — выше своих сестёр. И вдруг появляется ёлочка.

— Это я! — Дуняша подбежала к Велемуру, присела рядом с ним на корточки и чуть развела руки в стороны.

— Наверное, откуда-то из ближайшего лесочка принесло ветром в березняк еловое семечко. Или какая-нибудь птица прихватила шишку, а пока летела, выронила её в березняк.

— Или белка в лапах притащила!

— Или белка. Из елового семечка появилась ты, маленькая ёлочка. Сначала я, берёза, тебя даже не замечаю. — Кот демонстративно отвернулся. — А ты потихоньку подрастаешь... Ну! Что же ты? Подрастай!

Дуня стала медленно подниматься на ноги.

— Тебе уютно под тенистой берёзовой кроной? — спросил кот, покачивая лапами-«ветвями».

— Очень! Мы, ёлочки, любим тень.

— Хорошо. Ты крепнешь, вытягиваешься всё выше... Выше...

Дуня встала во весь рост, потом вытянула вверх руки и даже поднялась на цыпочки.

— И вот ты уже выше берёзы!

— Получается, мы поменялись местами. Теперь ты под моими ветками! — засмеялась Дуня.

— Верно, ёлочка. Я, берёза, спряталась под твоими густыми ветками. А ведь я тени не выношу! Берёзе в тени плохо. — Кот сгорбился, подогнул лапы, опустил усы. Было видно, что «берёзка» вянет. — А рядом уже подрастают твои сёстры, другие ёлки.

— Да. Когда нас будет много, мы соединимся своими ветками и вам, берёзам, будет совсем темно.

— И мы зачахнем, — Велемур совсем сел на землю, а потом лёг и вытянул лапы.

Девочка опустила руки и присела рядом с котом. Задумалась.

— Значит, выходит, ёлки прогоняют берёзок? Ничего! Потом придут другие деревья и самих ёлок тоже прогонят!

— Не очень-то просто это будет сделать, Дуняша. Суровые ельники могут стоять долго-долго, не давая другим деревьям их вытеснить. Поэтому еловые леса называют коренными, а берёзовые — производными.

— Надо же, вытесняют друг друга, расти не дают, чахнут... Прямо как у людей. Но человеку-то это, в общем, всё равно. Он любому лесу рад — и коренному, и производному. Людям ведь всякое дерево сгодится, чтобы, например, дом построить. Какая разница, что там выросло, ёлка или берёза!

— Нет, девочка моя. Для строительства домов берёзовая древесина не подходит. Слишком уж она мягкая и непрочная. А вот деревянные ложки, жернова, игрушки, гребешки, грабли, прялки — всё это раньше делали из берёзы. В сплетённых из бересты коробах, шкатулках, кубышках всех размеров и форм хранили всякие важные в быту вещи.

— Ой-ой-ой! — нахмурилась Дуня. — Что-то ты такое назвал — я половину не поняла. Грабли, игрушки — это ясно. А гребешки? Жернова? Прялки? Это что такое?

— Берёзовыми гребешками или гребнями девушки расчёсывали свои длинные волосы и заплетали их в косы.

— А у меня и сейчас есть деревянная расчёска! Мама говорит, что деревянная расчёска полезнее для волос, чем железная или пластмассовая.

— Мама прррава, — мурлыкнул кот.

— А жернова что такое?

— Это большие, круглые, похожие на огромные шайбы, прессы. Раньше на них мололи зерно. Один жернов укладывался на другой и вращался. А между жерновами перетирали — перемалывали — в муку зерно. Жернова были и каменные, и деревянные. Вот деревянные как раз и делались из берёзы.

— А прялка? Прялка, кажется, нужна, чтобы нитки делать?

— Да, девочка. С помощью прялки прядут пряжу. Кудель — нечёсаную шерсть или лён — укрепляют на прялке, и пряха тянет — сучит из кудели нить. Прялка для женщин, да и для девочек, в прошлом была одной из главных помощниц. Ведь и нитки, и ткань, и одежду приходилось делать вручную. Мастера вырезали прялки с большой любовью. Некоторые прялки или, как их ещё называли, прястлица — настоящие произведения искусства. Их расписывали, разрисовывали всякими оберегами, орнаментами, красивыми рисунками, вырезали на них разные узоры...

— Прямо по дереву вырезали?

— Да, по берёзовому дереву.

— Вель, но это всё было раньше. А сейчас для чего нужна берёза?

— В наше время берёзу используют для изготовления всяких сувениров, катушек, лыж, фанеры, расписных ложек и плошек... Из берёзовой древесины делают уксус, ацетон, метиловый спирт. Очень красивые вещи — мебель, подарки, — получаются из наростов на стволах берёз. Эти наросты называются капы. Вот смотри!

Кот вскочил на лапы и в три прыжка оказался у большой берёзы, на стволе которой висела огромная, с причудливым узором, бородавка. Велемур залез на ствол, ухитрился усесться верхом на капу, свесив вниз белые лапки.

Узор на берёзовом наросте был такой причудливый, что Дуня залюбовалась.

— Это и есть капа? А вдруг она упадёт? Вместе с тобой.

— Не упадёт. Капы очень крепко держатся на дереве. Дуня, а хочешь послушать, как звучит береста?

— Она ещё и звучит?! Хочу, конечно!

Откуда-то из-за уха Велемур вынул кусок бересты, ловко скрутил его трубочкой, с одного конца — пошире, с другого — поуже, острым когтем проделал несколько отверстий, надкусил кончик, и вдруг заиграл, задудел весёлую плясовую мелодию.

Дуня даже взвизгнула от восторга. Запрыгала, закружилась, заплясала под берестяную дудочку. Запыхалась. Присела на пенёк.

— Кто тебя научил так играть?

— Один пастух. Раньше на таких берестяных рожках-дудочках играли пастухи. Коровы паслись себе на лугу, а пастух лежал где-нибудь в теньке и дудел в дудочку. В древности в дудочки играли и скоморохи — артисты, весельчаки, мудрые и правдивые люди.

— И сейчас играют?

— Сейчас на берестяной дудке мало кто умеет играть. Разве что профессиональные музыканты из ансамблей народной музыки.

Дуня опустила руку в карман и нащупала берестяную трубочку.

— Надо же, какая береста полезная! На ней и писать можно, и играть...

— И поплавки, и солонки, и канаты, и пояса делать... Наши предки из бересты даже одежду и обувь шили!

— А ты можешь сделать мне берёзовую курточку? И башмачки.

— Давай я тебе лучше берестяную кепку сделаю. Набери мне бересты с той сваленной берёзки.

Дуняша принесла с упавшего дерева кусок белой слоистой коры.

Велемур спрыгнул с капы, надрезал бересту когтем, раз-два: сюда пришил, здесь отхватил, там укрепил...

— Готово!

 

Copyright © 2012. All Rights Reserved.